Александр Новопашин: мусульмане и христиане должны вместе противостоять растущей террористической угрозе

2016-12-30 | Религия | 0 | 222

tajikistan

В канун нового 2017 года редакция ИА Инфо-Ислам побеседовала с новосибирским протоиереем настоятелем собора князя Александра Невского, общественным деятелем и кинорежиссером, снявший фильм о вербовке в террористические ряды, Александром Владимировичем Новопашиным. В своем интервью он рассказывает о своем отношении к истинному Исламу и псевдоисламским сектам

Александр Владимирович, расскажите, пожалуйста, о вашем детстве. Вы выросли в религиозной семье? Что подтолкнуло Вас к обучению в семинарии?

Я родился в городе Ирбит Свердловской области, с председателем Духовного управления мусульман Свердловской области муфтием Абдуль-Куддусом Ашариным мы земляки (прим. редакции: первый русский муфтий в России, читайте наше интервью с ним). Мама и бабушка были православными христианками. Они с раннего детства воспитывали меня в православной вере. Хотя времена были тяжелые, безбожные, власти жестоко преследовали верующих. Помню, как высылали из города приходского священника. Ночью – втайне от чужих глаз – мы ходили прощаться с нашим батюшкой. Стоял мороз, была какая-то сказочная тишина, только снег предательски громко хрустел под ногами. И за всем этим скрывалась большая человеческая трагедия.

По окончании средней школы меня призвали в армию. Службу проходил в Новосибирске. После армии остался в этом городе, служил послушником в Вознесенском кафедральном соборе. Потом был рукоположен в диаконский сан. Решение получить духовное образование пришло само собой. Откровенно говоря, иного пути я себе и не представлял. Поступил в Московскую Духовную семинарию. До сих пор с большой теплотой вспоминаю годы учебы и своих замечательных преподавателей профессора Константина Ефимовича Скурата, профессора Алексея Ильича Осипова, доцента Ивана Александровича Глухова…

В период обучения меня рукоположили в сан священника. А через два года после окончания семинарии Архиепископ Новосибирский назначил меня настоятелем Александро-Невского собора города Новосибирска.

Изменилось ли отношение общества и государства к религиозному образованию с того времени как вы были студентом?

Конечно. Раньше за одно только желание получить образование на духовном поприще человека подвергали гонениям. Сегодня этого нет. В то же время отношение в обществе к духовному просвещению – даже не образованию! – нельзя назвать здоровым. Не все так просто. На словах все «за», но когда доходит до дела – кто в кусты, а кто начинает явно ему противиться. Мы до сих пор не можем повсеместно ввести предмет «Основы православной культуры» в общеобразовательных учреждениях – встречаем сопротивление то со стороны педагогов, настроенных на «светскую этику», то со стороны родителей учеников, идущих на поводу за какими-то выскочками-активистами. И ведь это не религиозный, а культурологический предмет.

Президент России вместе с представителями религий Президент России вместе с представителями религий Источник фотографии: www.ansar.ru

Мне, например, не совсем понятно, как можно изучать культуру родного края без знания основ традиционной для нас православной религии, которая, также как и ислам, является культурообразующей. Хотя я понимаю, что семьдесят лет богоборческой власти не могли пройти бесследно для наших народов. И одно из таких тяжких последствий – духовная, порой, просто вопиющая, безграмотность населения.

Какие основные сложности вам приходится преодолевать в вашей каждодневной деятельности?

Основная деятельность священнослужителя – богослужебная и, конечно же, миссионерская, духовно-просветительская. Каждый верующий человек, а тем более священник, должен быть миссионером. И с этой работой сопряжено множество трудностей, потому что часто приходится сталкиваться с духовным невежеством. Но это еще полбеды. Если человек хочет, он начинает впитывать знания, как губка. И тогда эти знания приносят добрый плод. Беда – когда духовное невежество агрессивное. Это сродни тяжелой болезни, которая сложно поддается врачеванию, но ведь мы – священники, для того и поставлены Богом, чтобы помогать людям в их духовной жизни. Для этого требуется большое терпение. Терпение – это добродетель, которую ниспосылает нам Христос. Он говорит: «...терпением вашим спасайте души ваши» (Лк.21:19). Но терпение необходимо не только для личного спасения. Своим терпением и любовью – еще одной великой добродетелью, мы можем и должны помогать спасаться своим ближним.

Вы очень хорошо изучили тему Ислама и деструктивных течений Ислама, с чем это связано?

Совсем не так хорошо, как хотелось бы. Однако реалии показывают, что эти знания следует постоянно пополнять. Жизнь достаточно тесно свела меня с мусульманами еще в армии. Со мной вместе служили дагестанцы, узбеки. У нас были неплохие отношения, потому что нас объединяла вера в Бога. Я был воцерковленным человеком. Несколько моих сослуживцев учились в медресе. Они мне рассказывали о своей религии, я им – о своей. Так у меня появились первые знания об исламе.

Позже, когда по просьбе бывшего президента кинофестиваля стран СНГ и Балтии «Киношок» Виктора Ивановича Мережко и по благословению архиепископа (ныне митрополита) Новосибирского и Бердского Тихона я несколько лет был почетным гостем этого кинофорума, мне приходилось общаться не только с православными, но и мусульманскими актерами, режиссерами, сценаристами. Например, я познакомился с классиком туркменского кино Ходжакули Нарлиевым, узбекским актером Рустамом Сагдуллаевым, сыгравшем Ромео в фильме «В бой идут одни старики». Эти люди рассказывали мне о своей родной культуре, о своей родной вере. Такие встречи оставляют след в душе и обогащают знаниями.

Когда в стране начались трагические события, связанные с военными действиями в Чечне, а затем и террористически атаками боевиков и смертников, ко мне подходили наши прихожане с вопросами, и эти вопросы меня поражали тем, что люди, задающие их, вообще ничего не знают об исламе, хотя это и традиционная для России религия. В своих рассуждениях они заходили в такие дебри, из которых самостоятельно выбраться уже не могли. В основном люди говорили не об исламе, а о псевдоисламких радикальных движениях, которые ничего общего с религией мусульман не имеют.

Это террористические организации, которые прикрываются Кораном и используют всевозможные техники вербовки, которые активно применяются практически во всех деструктивных тоталитарных сектах. И здесь я понял, что мне нужно продолжить свое «мусульманское образование», поскольку отвечать как-нибудь или вообще не отвечать, ссылаясь на незнание, было бы неправильно. И тогда я обратился к первоисточнику – Корану с толкованиями аятов, позже стал знакомиться с хадисами. Это придало мне некоторой уверенности и я начал относительно свободно говорить с интересующимися исламской и псевдоисламской темами прихожанами.

С тех пор утекло немало воды, но проблема осталась, и даже, как мы видим, стала еще острее. В то же время люди сейчас более информированы, чем еще год-два назад, многие уже хорошо понимают, что так называемое «исламское государство» (известное многим по названием "ИГИЛ", запрещенная в России и многих других странах террористическая организация, прим.редакции), а правильнее сказать ДАИШ аль-Дауля аль-Исламийя фи-ль-Ирак ва-ш-Шам (al-Dawla al-Islamiya al-Iraq al-Sham), никакого отношения к традиционному исламу не имеет.

Что для вас Кинематограф? Это юношеское увлечение студенческих лет или серьезная работа, в которую вы вкладываетесь и желаете получить результат?

Александр Новопашин на съемочной площадке Александр Новопашин на съемочной площадке. Фотография предоставлена А.Новопашиным

Мне нравится кино. С большим удовольствием пересматриваю старые советские и зарубежные фильмы, с интересом смотрю новые – не низкопробные сериалы, а те, которые действительно достойны того, чтобы их смотрели. Общаясь с актерами и режиссерами, среди которых у меня много друзей, я стал приходить к мысли о том, чтобы самому начать делать кино. Не только потому что мне это интересно, но еще и потому что это хорошая площадка для проповеди. Ведь сегодня так много проблем, особенно в молодежной среде. И все они связаны с бездуховностью.

Духовный лидер мусульман Татарстана муфтий Камиль хазрат Самигуллин утверждает, что именно незнание основ нашей веры делает общество больным. Духовно больным. Как достучаться до человеческих сердец, если многие не ходят в храм. Где мне с ними можно встретиться чтобы предупредить о грозящей им опасности, поскольку именно молодые люди находятся под прицелом наркомафии, сектантов, террористов. Вот здесь, в кинозале и можно встретиться. Я поэтому в последнее время и предпочитаю снимать игровые картины, поскольку документальные фильмы молодежь редко смотрит.

Камиль Самигуллин Муфтий РТ Камиль Самигуллин Источник фотографии: dumrt.ru

Под вашим началом в свет вышел вот уже четвертый социальный фильм, на этот раз вы коснулись очень актуальной темы: вербовки в ряды террористов. Что вы хотите донести этим фильмом?

Предупредить хочу. Тоталитарные секты в поисках адептов растягивают свои щупальца как спрут. Они ходят вокруг нас «как рыкающий лев, ища, кого поглотить». Сразу опознать их нельзя, поскольку они умеют хорошо прятаться за вывесками всевозможных оздоровительных, спортивных, культурных, общественных и прочих организаций. А в последнее время появились организации, которые манипулируют сознанием людей, прикрываясь традиционными религиями. Самый наглядный пример – ДАИШ (запрещенная в России организация — прим.редакции). Мы-то с вами знаем, что никакого отношения к исламу это террористическое объединение не имеет. Но не знают те кто далек от религии, но хочет духовно развиваться и излишне самонадеянно, не имя опытного духовного наставника, встает на духовный путь, где его уже могут поджидать сектанты. В их сети попадает большое число людей.

Каждая моя кинематографическая работа – это приглашение к разговору. Честному, открытому. После показа фильмов я предлагаю зрителям – а в основном это молодые люди – поговорить начистоту. Я хочу, чтобы они научились рассуждать. И вы знаете, встречи проходят очень хорошо, у нас получается разговор. Это важно!

Зрительный зал Зрительный зал Источник фотографии:pravkamchatka.ru

Сколько подобных кинопроектов вы планируете снять? Запланированы ли проекты уже на будущий год? Какие темы они будут освещать? Планируете ли вы совместные с мусульманами кино-проекты?

Скажу банальную вещь: чтобы снимать кино, нужны деньги. Все мои фильмы имели нулевой бюджет. Делать кино с такими средствами – поверьте! – требует крепких нервов и вообще очень хорошего здоровья. Как вспомню весь это ужас, так хочется больше никогда в кинематограф не возвращаться. Если бы не молитвенная поддержка митрополита Тихона, помощь представителей силовых организаций, друзей-артистов, которые снимались у меня бесплатно, прихожан нашего собора, также активно задействованных в съемках картин, ничего бы не получилось. Очень трудно!

Однако время лечит. И Бог весть, возможно когда-нибудь я снова возьмусь за эту работу. Ведь, как я уже говорил, это хорошая площадка для проповеди. А интересные идеи есть. Что касается совместного с мусульманами кино-проекта, то почему бы и нет? Тема межрелигиозных отношений всегда актуальна. Нужно встретиться, обменяться мнениями, посмотреть, какие есть возможности для этого.

Как вы можете охарактеризовать свое отношение к Исламу в целом, и к мусульманскому духовенству в частности? Какие рекомендации и советы вы могли бы дать мусульманским священнослужителям для противодействия деструктивной идеологии?

В одной из сур сказано:

«...Ты также непременно найдешь, что ближе всех в любви к верующим, являются те, которые говорят: «Мы – христиане». Это – потому, что среди них есть священники и монахи, и потому, что они не проявляют высокомерия» (сура Трапеза, 82 аят).

 

И я тоже отношусь к мусульманам и особенно к мусульманскому духовенству с большим уважением. Это уважение еще более окрепло после событий, произошедших в Новосибирске в прошлом году, когда на сцене государственного театра оперы и балета при поддержке бывшего директора театра Мездрича была поставлена мерзкая, богохульная постановка Кулябина, являющаяся извращенным вариантом оперы Вагнера «Тангейзер».

Новосибирцы вышли на митинг против кулябинской постановки, требуя снять спектакль со сцены. И вот тогда нас очень поддержали мусульмане, причем не только новосибирские (вместе с православными христианами они вышли на многотысячный митинг), но и всей страны. В частности, первый заместитель председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации Дамир хазрат Мухетдинов назвал богохульную постановку «вызовом мусульманам». Считаю, что подобные псевдокультурные провокации, посягающие на религиозные святыни, являются настоящими террористическими атаками, и относится к тем, кто их организует и исполняет, нужно как к террористам.

Еще раньше мусульмане выразили свое возмущение по поводу кощунственной акции беснующихся феминисток в Храме Христа Спасителя. В 2012 году Председатель Высшего религиозного совета народов Кавказа Шейх-уль-ислам Аллахшукюр Пашазаде официально обратился к Святейшему Патриарху Кириллу с обращением, в котором заявил, что не может быть прощения тем, кто глумится над святынями. То есть несмотря на вероучительные разногласия мы едины когда речь идет о вере наших отцов и готовы вместе ее защищать.

Патриарх Кирил и Пашазаде Аллахшукюр Патриарх Кирил и Пашазаде Аллахшукюр Источник фотографии: minval.az

Сегодня одной из задач православных и мусульманских священнослужителей стало активное противодействие носителям деструктивной идеологии. Конечно, для того чтобы защитить прихожан от деструктивных идей "ДАИШ" (известной как ИГИЛ, запрещенная организация, прим.редакции) или других, подобных ей сектантских организаций, нужно быть особенно внимательным к своей пастве. И вести себя самым достойным образом, чтобы быть добрым примером для верующих и своим поведением не вызывать у них недоверия. Тогда они не будут смотреть по сторонам, не будут искать ответов на свои вопросы у подозрительных «духовных личностей», их домом должен стать храм, в котором они всегда найдут понимание, сочувствие и где им всегда окажут необходимую помощь.

Дайте прогноз на ближайшее десятилетие — как будет строиться диалог между Исламом и Православием?

Трудно давать прогнозы. Все в руках Божиих. Но я надеюсь, что диалог будет не только построен, он будет развиваться. Ислам и Православие – две основные традиционные для России религии. Они объединяют миллионы россиян. И наша вера не должна быть камнем преткновения. Мы должны быть вместе, особенно сейчас, когда в мире растет террористическая угроза. Когда многим противникам нашего Отечества хотелось бы столкнуть нас. Нам нужно тесно сотрудничать, организовывать совместные крупные межрелигиозные мероприятия, социальные проекты. Вот, кстати, в рамках такого сотрудничества можно организовать и начать реализовывать совместный кино-проект.

Планируется ли визит в Казань? С кем из мусульманских богословов вы хотели бы встретиться?

Я очень хочу приехать в Казань – я никогда не был в этом городе. С удовольствием бы походил по улицам Казани. Конечно, посетил бы знаменитую Казанскую православную духовную семинарию. Много слышал я и о Российском исламском институте. Было бы интересно познакомиться с преподавателями института, тем более что я неоднократно слышал о том, что преподавательский состав института очень сильный. В этом институте трудится заведующий кафедрой исламского права Мухаммад Рустамович Муратов. Его доклад на екатеринбургской конференции в этом году произвел на меня хорошее впечатление, и мне хотелось бы продолжить наше общение, может быть даже начать сотрудничать.

Меня также заинтересовала деятельность Национального исламского благотворительного фонда «Ярдэм», президентом которого является Ильгам Фатхирахманович Исмагилов, с которым мы также познакомились на конференции в Екатеринбурге. Как видите, мне будет, чем заняться в вашем замечательном городе!

Ильгам Исмагилов, Абдуль Куддус Ашарин, Александр Новопашин Ильгам Исмагилов, Абдуль Куддус Ашарин, Александр Новопашин Источник фотографии:vk.com

Что вы пожелаете читателям Инфо-Ислама?

Рассудительности. Рассуждение святые люди называли светильником во тьме. В хадисе говорится, что «рассудительность от Аллаха, а поспешность и нетерпеливость от шайтана». Рассуждение - это, конечно же, дар Божий, который помогает человеку не оступиться на каменистом пути, пройти через все тернии и достичь духовной высоты. В то же время, рассудительный человек, по слову священномученика Петра Дамаскина, сам является светильником, который освещает дорогу духовно слепым и неразумным, способствуя их вразумлению и тем самым спасая от духовных заблуждений.

Да поможет нам Бог!

Беседовал: Рафис Сайфуллин

Поделиться новостью в социальных сетях:


Комментарии

Ваше имя
Email

Комментариев пока нет