Как бывшие мигранты поднимают душанбинские новостройки

12-02-2018 | Мигранты | 0 | 296

tajikistan

Строительный бум в Душанбе продолжается не первый год, хотя желающих работать на душанбинских стройках во все годы было хоть отбавляй, но лет 10-15 назад строительные компании часто чуть ли не по кишлакам и районам ходили в поисках работников. Сейчас для этого они не прикладывают больших усилий – рабочая сила сама стучится в ворота стройки и в 90% случаев это бывшие трудовые мигранты, пишет Migrant.news.tj.

Точной цифры выдворенных из России и Казахстана таджикских граждан, которым закрыт въезд обратно, официально не сообщает ни одно ведомство. Можно лишь догадываться об их реальной численности; хотя, если верить данным, озвученным на одной из пресс-конференций в Москве директором проектов Фонда развития международных связей «Добрососедство» Юрием Московским, в 2016 году число "запретников" в России было 1,6 млн человек. Из них 700 тыс. граждан Узбекистана, 400 тыс. граждан Таджикистана и 200 тыс. Кыргызстана. 

По наблюдениям, за 2017 год стало больше выдворенных, Россия усилила надзор за исполнением миграционного законодательства, и уполномоченные органы соответственно стали чаще проверять трудовых мигрантов на наличие разрешительных документов.

Сами мигранты уверены, что 2018-й будет довольно сложным, поэтому часто, не дожидаясь выдворения, сами возвращаются и хотят переждать этот год. Однако есть и те, кто, побывав в миграции и вернувшись домой, больше не хотят вновь обрекать себя на разлуку с семьей и пытаются работать и жить на родине.

Несмотря на это, официальная статистика показывает: число граждан Таджикистана, которые работали в России в 2017 году, возросло по сравнению с 2016 годом на 100 тыс. человек и составило более 900 тыс. 

«НАМ И ЗДЕСЬ ХОРОШО»

Прогуливаясь по Душанбе, ради интереса заглядываем на один из объектов столицы, где поднимается очередная новостройка, и интересуемся, есть ли среди строителей бывшие мигранты? Как оказалось, таковых здесь почти 90%. 

Услышав наш разговор с прорабом, подошёл худощавый мужчина лет 35 и представился Хуршедом. Он работает помощником прораба и ежедневно приезжает в столицу из города Вахдата, что в 30 километрах отсюда. На родину он вернулся четыре года назад после выдворения и запрета на въезд и пока не знает, открыт ли ему въезд уже или нет. Хотя, судя по разговору, теперь его это мало беспокоит, ему и в Душанбе уже неплохо работается. Высшего образования у него нет, и все, что он умеет, он научился у делать своих наставников еще в России.

- Я был в миграции и многое могу рассказать. Работал в Санкт-Петербурге, строил коттеджи, ремонтировал школы. Мне есть с чем сравнить. На родине работать, конечно, комфортнее - семья рядом и бояться не надо ничего. На стройке я только три месяца, а до этого работал по разным направлениям - и в торговле, и ремонт делали, новостроек-то много у нас теперь. Если человек хочет, то и здесь работу найдет, - рассказывает он.

Строительство многоэтажного дома по улице Айни города Душанбе с сайта migrant.news.tj


В отличии от Хуршеда его коллега Шамсидин Раджабов, работающий на этом объекте за 15 лет миграции смог проработать в крупных городах и регионах России —  в Москве, Санкт-Петербурге, Калининграде, в Хабаровском крае.

«Были времена, когда в одной комнате ютились по 15 товарищей, да было и такое, потом если повезет и попадет хороший объект с хорошей суммой, то снимали квартиру на 4 человека. Пришлось однажды жить в вагончике в Подмосковье в морозы. Работали и на Чиркзе и строили многоэтажный дом в Люблино», — рассказывает он.

По его рассказам, самая большая зарплата, которую он получал в России — 35 тыс. рублей и тогда это получалось 1000 долларов и покрывало его расходы. Домой отправляли только одну четверть заработка.    

- Но сейчас, как мне ребята рассказывают, получают 35 тысяч и 5 тыс. уходит на патент, 8 тыс. за квартиру потом остается немного на еду и только могут 10-15 тыс. рублей отправить домой, и то, если повезет, - говорит мужчина. 

На его практике были годы, когда по 4-7 месяцев нечего было отправить семье, и все потому, что они становились жертвами обмана, им просто не платили за работу.

- В Якутии когда работал 1,5 года, мне и двоим моим друзьям не платили, и за это время сумма оплаты составила 1,5 млн рублей. Мы обращались за помощью к соотечественникам, которые там жили давно и имели связи, но они оказались в доле, и так получилось, что нам так и не заплатили, и сделать мы ничего не смогли, - говорит Шамсиддин. 

Неподалеку от места, где мы разговаривали, работала бригада строителей из Памира, они готовили арматуру. 60-летний Маджнун из Бадахшана был одним из тех, кто в 90-е уехал на заработки в Россию и работал в Екатеринбурге около 20 лет. Вернувшись на родину, он стал внутренним мигрантом и теперь живет в Душанбе. 

Маджнун из Бадахшана, вернувшись из России, стал внутренним мигрантом и теперь живет в Душанбе с сайта migrant.news.tj


- Два года назад я приехал обратно. У меня была там машина, из-за превышения скорости административный штраф получил, и мне закрыли въезд. Вот как-то так получилось. Работу я нашел быстро - правда, пришлось поменять место жительства и стать уже внутренним мигрантом, но родина есть родина. Мне здесь намного комфортнее и жить, и работать, - сказал он, улыбаясь.

СТРОИЛИ МОСКВУ-СИТИ И КРАСНУЮ ПОЛЯНУ

39-летний Айниддин уехал в миграцию еще подростком - практически сразу после школы в 1996 году - и проработал на чужбине 20 лет. Сложная ситуация в стране и безработица заставили семью отправить сына подальше от гражданской войны; единственным вариантом была Россия.

- Работал таксистом, в торговле работал, клал кирпичи, штукатурил, был каменщиком, плотником и в целом брался за любую работу. Третий блок Москвы-сити делали мы с бригадой, и вот теперь почти вся эта бригада строит этот дом в Душанбе, - рассказывает молодой мужчина. - С документами у нас было всё в порядке. А вернулся я в 2014 году, ну потому, что в России кризис начался, курс рубля упал, ввели патенты, проверки участились, часто просто так могли проверить два раза в неделю. Это не дает возможности спокойно работать. Все время живешь в страхе, даже если документы в порядке. 

Мигранты на российской стройке

с сайта мигрант.ru


Он не скрывает, что были случаи, когда отбирали документы, не платили зарплату и заставляли делать то, чего не было в договоре изначально. Паспорта терялись, и приходилось брать новые в посольстве Таджикистана.

- В одном доме в Подмосковье я стал свидетелем того, как мигрантов привязывали за руки цепями, чтоб те не сбежали. Вот они бедолаги ходили так и работали, прямо в цепях и ходили по кругу этого дома, я своими глазами это видел. Это делают наши же земляки, понимаете, они просто продавали наших ребят, как рабов, - вспоминает Айниддин уже без улыбки. 

Во время разговора коллега Айниддина начал кивать головой, подтверждая каждое слово своего друга. Он приехал работать в столицу из Ишкашима, и его опыт миграции - с самый позитивный. 

Я поехал впервые на заработки в 2012 году и только на год. Поехал по приглашению друзей в Сочи на строительство стадиона на Красной поляне. Субподрядчиком строительства была югославская компания, все документы делала компания. Нас расположили на даче, три раза кормили, в комнатах были телевизоры и все условия. Потом работал в Башкирии и даже был случай, когда я приехал обратно на родину, так получилось, что я там забыл свои 30 тыс., работодатель нашел мои номера и отправил мне деньги - и такое было. Он мусульманин во всех смыслах, - рассказывает он. 

На стройплощадках столицы очень много внутренних мигрантов – возводить новостройки приезжают из самых отдаленных регионов. Часто на вопросы, довольны ли они жизнью и работой на родине, они искренне отвечают, что это совершенно несравнимое ощущение – быть нужным родине, быть рядом с родителями, женами и видеть, как растут и учатся дети, проводить праздники в кругу друзей и близких. Они призывают выдворенных земляков ни в коем случае не отчаиваться.

 

 

Поделиться новостью в социальных сетях:


Комментарии

Ваше имя
Email

Комментариев пока нет